Это реальная история лечения одного из самых распространенных в мире видов рака – рака молочной железы. Это не реклама ни лекарств, ни врачей...

Началось все весьма неожиданно...

Моя любимая жена, Оксана (1967 г.р.) , всегда с подозрением относилась к процессам в организме, которые сразу нельзя было понять и объяснить. Правда, без паранойи... Но так как у Оксаны есть родная сестра – медик, то обычно все процессы быстро объяснялись и лечились.

В марте 2011 Оксана обнаружила у себя на правой груди покраснение... Ну обнаружила и обнаружила... Само пройдет. Прошел месяц – покраснение есть. Сходили к врачу – врач отправил на маммографию. Сделали маммографию, диагноз с опухолью сразу отмели – в груди ничего подозрительного нет.

Сходили к другому врачу, ему, при изучении той же маммограммы, чего-то не понравилось.

Сделали УЗИ – ничего подозрительного. Отправили на консультацию в институт дерматологии и паразитологии.

И тут наш старый друг – онколог-проктолог по специальности, направил Оксану к своей хорошей знакомой – онкологу по как-раз такой специализации. Она и обнаружила, что увеличены подмышечные лимфоузлы как раз с той же стороны, что и покраснение. Сделали биопсию груди – результат тот же – ничего. Но знакомая нашего друга оказалась врачом старой формации – пока не докопается до истины, не успокоится. Сделали биопсию лимфоузлов. И вот тут-то и дали этот страшный диагноз – РАК! И не просто рак молочной железы, а отечно-инфильтративная форма – при этой форме раковые клетки бессистемно расположены в груди и вырезать какую-то часть с опухолью невозможно. В-общем, почти приговор...

Жизнь мгновенно поделилась на 2 этапа – до и после. Родителям пока решили ничего не говорить. В лечении этого недуга очень много зависит от отношения к болезни тебя самого и близких тебе людей. Так что если не уверен, что человек нормально сможет перенести такое известие – может, лучше и не говорить...

Направили Оксану в городской онкодиспансер. Отстояли полтора часа в очереди в регистратуру, встали на учет. Сделали сканирование костей на возможное наличие метастаз опухоли . Вроде чисто. Грудь по-любому с таким диагнозом надо удалять, но перед этим надо попытаться локализовать опухоль. И тут мы, сидя перед кабинетом с консилиумом, видим в глазах сидящей напротив женщины неподдельный ужас – ей только что сообщили, что, возможно, ей назначат операцию по удалению груди. «А как же дальше-то жить? А муж как ?». Не завидую я ей, если у нее такой муж, что наличие груди у жены для него важнее, чем наличие самой жены. Но это лирика...

А нам назначили 2 сеанса химиотерапии с промежутком в 3 недели. Делать процедуры надо в районном онкодиспансере по месту жительства. Встали там на учет. Чтобы попасть на прием к онкологу – очередь на несколько часов. Отстояли (точнее , конечно – отсидели ... тут самое главное – не слушать разговоры вокруг...), получили рецепт, по нему получили в аптеке при диспансере лекарства, и – на вливание. Вливали не капельницей, а струйно – как большой укол...

Через 2 недели после первой химиотерапии начали активно выпадать волосы. Везде...

После второй химиотерапии отправились опять на консилиум врачей в городской онкодиспансер. Вердикт – покраснение не уменьшилось, даже немного увеличилось, операцию делать нельзя. Назначили 20 сеансов лучевой терапии в области покраснения.

Вот именно в этот момент появилось первое сомнение – а все ли мы делаем так, как надо и нельзя ли сделать что-то еще?

Уровень медицины в развитых странах приблизительно одинаковый. Считается, что на лечении онкологических заболеваниий специализируются Германия, Франция, Швейцарии, Израиль и Китай. В Швейцарии и Франции, правда, пишут, что о-о-очень дорого. Китай – далеко и непонятно.

Остаются наиболее распространенные среди россиян страны для лечение рака за рубежом – Германия и Израиль. Через интернет нашел адреса клиник там и там, разослал описание и диагноз. В ответ начали приходить приглашения и цены. Сравнили цены – порядок один, разница в чем-то доходит до 10-15%. Обычно за счет того, что в Германии считают в евро, в Израиле – в американских долларах. По почте, естественно, никаких рекомендаций никто не дает – приезжайте, обследуем... И там, и там существует понятие «медицинский туризм». Но мы ж не туристы, нам лечиться надо. Но выяснилось, что отделение международного медицинского туризма есть в любой клинике и именно оно занимается вопросом приема пациентов из-за рубежа. И хотелось бы выйти на клинику напрямую, без посредников.

Начали прорабатывать вопрос поездки – в Германию виза нужна, в Израиль – нет. Принять нас готовы и там и там, и довольно быстро. И тут Оксане напомнила ее близкая подруга, что одна из согруппниц по институту еще аж 12 лет назад решала какую-то серьезную медицинскую проблему вроде-бы в Израиле. Позвонили – точно, было... И рассказала она много интересного...

Оказывается, любое отделение медицинского туризма занимается тобой преимущественно до момента твоего приезда в больницу – дальше тобой занимаются врачи. Вопросы проживания и передвижения из больницы в гостиницу или съемную квартиру – решаешь сам. Или обращаешься в фирму по оказанию таких услуг. А заодно обычно ее представитель и сопровождает тебя при походе по врачам. Получается – посредник. Берут такие фирмы обычно 10%-15% от стоимости твоего лечения. Если фирма декларирует, что все цены – больничные, это обычно означает, что эти проценты берет с тебя отделение медицинского туризма и по заключенному договору платит фирме-посреднику.

И мы обратились к той фирме, услугами которой 12 лет назад воспользовалась наша подруга. И не пожалели в дальнейшем не одной секунды – сейчас расскажу, почему...

Дело в том, что в связи с высоким уровнем медицины поток медицинских туристов возрастает ежегодно, и весьма прилично. Израильское правительство в 2011 году даже рассматривало законопроект о защите медицинских прав местного населения. Больницы просто не справляются с общим потоком пациентов. Мы потом уже узнали, что услуги по полису медицинского страхования, который покупает каждый израильтянин, бесплатны, но очередь на прием к конкретному специалисту приходится занимать иногда за несколько недель. Для платных иностранных туристов такая ситуация, естественно, неприемлема – за границу едут обычно на какой-то оговоренный срок и обычно со случаями, не терпящими отлагательств.

Списались, созвонились, отправили результаты анализов, снимки и диагноз. Получили приглашение на обследование – чтобы у пограничников в аэропорту Тель-Авива не возникало лишних вопросов. Набрали денег, полетели в Тель-Авив. Выбор клиники для обследования доверили представителю встречающей нас стороны. В нашем случае это оказалась вторая по размеру госудаственная клиника Израиля – Ассаф А Рофе. Кстати, потом выяснилось, что цены в частных и государственных клиниках Израиля могут отличаться довольно прилично – в частных клиниках подороже будет...

Середина июля 2011 г. На следующий после прилета день – обследование в больнице, маммограма, УЗИ, ПЭТ всего организма, анализы крови.

Результаты обследования в России местной медициной принимается к сведению, но не более -лечение назначается только на основании своих исследований и анализов. (Потом нам стало понятно, почему... Когда мы уже вовсю лечились в Израиле, по нашей уже рекомендации в Израиль приехала подруга наших близких друзей, которой в Москве 3 (Три!!!) разных врача дали одинаковую рекомендацию – немедленно вырезать новообразование в груди, иначе будет поздно... На ее вопрос врачам – А что там? – был ответ – «Вырежем, исследуем – разберемся...» Приехала в Израиль на неделю, на второй же день был поставлен диагноз – киста, не имеющая к онкологии никакого отношения и не требующая удаления. Состояние человека, думаю, описывать не надо... За неделю осмотрела весь Израиль...

У нас в результатах обследования нигде ничего не видно, но по внешним признакам – диагноз вроде подтверждается. Принимается решение сделать расширенную биопсию груди – с вырезанием уже определенного подозрительного куска груди – так называемой дольки – с помощью лазерного скальпеля. Скрупулезное исследование отрезанного тоже ничего не дало – конкретно в вырезанном куске клеток не обнаружено. Появилась какая-то надежда на ошибочный диагноз. Хирург с онкологом принимают решение удаление наиболее подозрительных подмышечных лимфоузлов с последующим их исследованием. Сразу после операции – предварительный вердикт хирурга – по виду однозначно опухоль, и все затронутые ею лимфоузлы были им удалены. Исследование через несколько дней это подтвердило. Надежды на ошибку не оправдались.

Для локализации опухоли и снижения отечности перед удалением груди были назначены еще четыре сеанса химиотерапии (протоколов химиотерапий очень много, но в данном случае был назначен практически такой-же, что и делали нам в Москве). Но с таким нюансом – когда израильские медики узнали, что эти химиотерапии проводили струйно, вливанием без капельницы, они пришли в ужас и заявили, что мы чего-то перепутали, такого не может быть, так как этот состав можно вливать никак не быстрее 3 часов, иначе можно очень сильно перенапрячь организм. Оксана подтвердила – при вливании в Москве было внутри сильное жжение... И ни один доктор – ни в Германии, ни в Израиле – не смог ответить на вопрос, зачем Оксане в Москве назначили лучевую терапию – решить таким образом задачу снижения покраснения и отечности невозможно!!! И говорить об эффективности химиотерапии, по мнению зарубежной медицины, можно только через, как минимум, через шесть процедур.

Химиотерапию Оксана капала в Израиле, прилетая туда раз в три недели. В принципе, необходимости делать это именно в Израиле не было, но мы решили перестраховаться...

Рак – это, вообще, такая болезнь, где права на ошибку в лечении нет. Каждый раз, как и в России, перед процедурой надо было сдавать кровь на анализ – после каждой химии в крови уменьшается количество и лейкоцитов, и нейтрофилов.

Теперь для любознательных... Как работает химиотерапия. Раковые клетки относятся к разряду быстроделящихся . Именно поэтому препараты, эффективно действующие на клетки опухоли, с такой же эффективностью убивают такой же быстрорастущий на теле волосяной покров. В нашем случае волосы довольно быстро выпали везде....вообще Наши друзья называли химиотерапию самой дорогой в мире эпиляцией -)))

У евреев-ортодоксов в религии есть запрет на появление в обществе женщин с непокрытой головой... Так как не все хотят ходить в шапках, существует распространенный вариант - парик. Именно поэтому в Израиле очень развита индустрия париков. Гуляя по Тель-Авиву, случайно наткнулись на специализированный магазин и подобрали Оксане парик, практически повторяющий ее бывшую прическу. Даже немного поторговались, в итоге парик вместе с пенопластовой головой для хранения обошелся в 300 долларов.

Вообще, когда мы неожиданно столкнулись с таким заболеванием, естественно, хотелось получить какую-либо поддержку или информацию от тех, кто это состояние уже испытал...

В частности, для поднятия духа, сильно помогла книга известной Дарьи Донцовой, в которой она подробно описала процесс борьбы со своим раком - очень рекомендую – называется, кажется, «Записки безумной оптимистки» . После этой книги я тут же накупил всякой литературы о лечении рака – и нашего природного, и западного... Оксана, по-моему, так их и не читала... до сих пор на тумбочке лежат...

После проведения шести химиотерапий показалась какая-то динамика по снижению отечности. Но операцию, по-мнению израильских онкологов, делать было еще нельзя...

Назначили еще 12 химиотерапий... Другого протокола. Полегче для организма.

И тут главная встал главный вопрос – лечиться далее в Израиле или в Москве ?

В Израиле – какая-то уверенность, но дорого... В Москве – дешевле, но без уверенности...

Пришли к решению – если в Москве смогут давать такой же протокол (протокол – это означает, что такие же лекарства и с такой же периодичностью), то, конечно, в Москве.

Для справки – одна процедура химиотерапии в Израиле обходилась нам в сумму около 3 тысяч долларов. Плюс перелет туда-сюда – обычно от 200 до 300 долларов.

В Москве существует правило – если тебе за рубежом назначают протокол лечения, не совпадающий с российским, для его реализации надо заручиться автографом главного химиотерапевта Москвы. Людей – много, главный – один. Соответственно, возникают определенные проблемы... По отзывам в интернете, абсолютно нормальный мужик...

В-общем, приняли решение второй курс химиотерапии ( напоминаю – 12 раз – 1 раз в неделю) проводить на Родине. Протокол согласовали, процедуры проходили в районном диспансере.

После окончания курса – в конце января 2012 полетели в Израиль – на осмотр. После осмотра и обследования вердикт - операцию делать можно... Но не ранее, чем через месяц – чтобы организм после химиотерапии успел слегка восстановиться...

23 февраля – операция... Тоже было удивительно... Мне, как мужу, можно было до самой операционной находиться рядом, и после операции и наркоза – тоже сразу рядом...

Палата – на 2 человек, разделенных занавесками. Хочешь быть ночью рядом в палате на кресле – сиди, нет проблем...

С утра, принеся завтрак Оксане, заодно попытались накормить и меня... Как-то непривычно... Из палаты меня попросили выйти только один раз, когда шел утренний обход... Причем тоже какой-то для нас нестандартный...

Оксана лежала на кровати, раскладывала на планшете пасьянс... Подошел врач... На русском – «О! В карты играете! Это хорошо!» Посмотрел анализы, ушел...

На следующий день!!! Оксане намекнули, что , собственно, нет смысла валяться, можно по отделению и погулять... Проблема была только одна – после удаления в область груди были вставлены дренажные трубки, которые выводили наружу накапливающуюся лимфу.

Но и это решилось очень просто – трубочки были выведены в специальные мешочки на поясе, с которыми было можно гулять где угодно...

И! – самое смешное – на второй день после операции нам было сказано, что в палате нам больше смысла находиться нет, можем ехать домой, но надо записывать каждый день объем накапливающейся в мешочках лимфы для понимания динамики процесса...

Как-то мне раньше, как мужчине, не приходилось об этом задумываться, а оказалось, что грудь у женщины можно отрезать совсем по-разному... В зависимости от этого зависит поведение руки со стороны проведения операции в дальнейшем. В подавляющем большинстве случаев грудные мышцы не удаляют и процесс восстановления жизнедеятельности руки проходит планово, хотя и довольно продолжительно – Оксане , например, до сих пор не комфортно поднимать правой рукой вес больше трех килограмм.

А утром третьего дня нам было дадено добро на покидание клиники...

Выходим – перед входом в отделение – апельсиновое дерево ... С апельсинами -))))

Оксане можно было улетать домой только после уменьшения выделения лимфы до определенного объема. Мне моя работа не позволила – улетел немного раньше...

Через неделю – встретил в Москве любимую жену...

Через 3 недели – обратно в Израиль на послеоперационную лучевую терапию – с целью добить единичные клетки, если они еще остались – 25 сеансов по груди, и 5 – в области послеоперационного шва. Режим такой – 5 дней облучения, два дня (пятница, суббота – выходной), и по новой... Итого 6 недель.

Естественно, в таком режиме домой не налетаешься. Оксана все это время жила у наших друзей. На последнюю неделю прилетели я с любимой дочкой.

Перед первым сеансом облучения выполняется так называемая симуляция – по результатам компьютерной томограммы физики рассчитывают мощность и расположение источников излучения для того, чтобы эффективность была максимальной, а воздействие на внутренние органы – минимальным. Три дня рассчитывали. Потом на тело маркером наносятся трудносмываемые метки для правильной ежедневной ориентации перед облучателями. Само облучение – 5 минут.

Мне рассказывали, что в России иногда вместо симуляции доктор на глаз рисует крестик фломастером...

Но, даже невзирая на минимизацию вредных воздействий, ожог на теле все-равно получился ого-го... Очень чесался, пока заживал – как снаружи, так и внутри...

Так как опухоль по результатам исследования оказалась так называемой HER-зависимой, назначили в течение года капельницы с лекарством – один раз в 3 недели. После окончания этих капельниц – 5 лет специальных таблеток – для максимального снижения вероятности рецидива.

В июле 2012 полетели на первое обследование – вообще первые три года обследование надо проводить каждые полгода, потом – ежегодно.

Как я уже писал, одно из основных преимуществ наличия принимающей фирмы – в удобстве и оперативности. Все было уже зарезервировано, прилетели в Тель-Авив в 4 утра, нас встретили, а уже в 2 часа дня была сделана ПЭТ-КТ. Самый тяжелый психологически период – когда исследование уже сделали, а результаты еще не расшифровали – а это может занять до2-3 дней.

Понервничали, конечно. Но, слава Богу, все чисто. Продолжаем лечение.

Следующее обследование – в конце октября 2012 – хотим совместить с процедурой сбора оливок в Иерусалиме. Есть там женский русский монастырь, нас туда директор принимающей фирмы свозил еще в первый наш визит, мы с настоятельницей познакомились... Чудесный человек. Так вот, монахини, в-частности, зарабатывают на жизнь сбором оливок на своей территории и помощь в этом деле воспринимают с большой благодарностью. В прошлом году – не получилось. Если получится – попробуем помочь...

Обследование в октябре прошло нормально, правда, на сбор оливок не попали - улетели за день до дня сбора.

Очередное обследование провели в новогодние каникулы (планированили в конце января 2013, но все-равно в этот глобальный праздник в Москве делать особо нечего, а разница при обследовании в 3 недели - непринципиальна). Прилетели 2-го января, улетели 9-го. А седьмого, на Рождество, даже умудрились съездить на экскурсию в Вифлеем. Результаты обследования - тьфу, тьфу, слава Богу, все нормально. В конце февраля - последняя капельница и переходим на таблетки.

Теперь кратко, зачем я это все написал. Это не реклама. Мы с Оксаной, пройдя через все эти круги, прекрасно представляем состояние людей, попавших в такую же или похожие ситуации. Финансами помочь, к сожалению, не сможем - сами пока еще немного в долгах. Если сможем помочь советом или информацией – звоните или пишите, с радостью поможем...